ЛЕНТА

Как моя кошка помогла мне стать человечнее

Прошлым вечером я решил перекусить кукурузными хлопьями с молоком. И как только залил хлопья молоком и сел за стол, чтобы съесть их, пока они не успели размякнуть, Мила, наша кошка, подошла и села рядом со стулом. Я знал, что ей обычно нравится нюхать то, что едим мы с женой, но этим вечером она была заинтересована явно больше обычного. Она сидела рядом со столом и все принюхивалась и принюхивалась, опуская голову вниз, и делая короткие входи и выдохи.

Я опустил вниз свою тарелку, чтобы она понюхала ее содержимое, но на сей раз она поступила не так, как обычно – не понюхала и отвернулась. Она все нюхала и нюхала молоко с хлопьями, и, казалось, едва удерживается от того, чтобы его лизнуть. После этого она подняла голову, облизнулась, подошла к тому месту, где стоит ее миска, и тихо села рядом с ней.

Обычно мы держим Милу на диете из органического беззернового корма, изредка разбавляя ее обычный рацион рыбой с нашего стола, когда хочется ее чем-то угостить. Раньше она никогда не просила у меня молока, но, внимательно понаблюдав за ней, я понял, что сегодня ей хочется именно его. И я отлил ей немного молочка в миску. Она сразу же начала лакать молоко, пока в миске не осталось ничего. А после, как она поступала каждый раз, когда я или жена делали ей что-то хорошее, она подошла ко мне и потерлась о ноги, чтобы выразить свою благодарность.

Как научиться уважению

У нас с Милой далеко не всегда были настолько уважительные и стабильные отношения. Моя жена когда-то подобрала Милу на улице, и они вместе уже больше десяти лет – ну а я присоединился к их компании всего пять лет назад. Когда я впервые встретил Милу, это произошло не в самый лучший период моей жизни.

До этого у меня никогда не было ни котов, ни кошек. Единственный мой опыт общения с ними был еще в колледже, когда я жил в одной комнате с человеком, у которого была кошка по имени Эшли. И я до сих пор сожалею, что обращался с ней неподобающим образом. У Эшли были удалены когти, что делало ее легкой целью для меня. Как и большинство домашних кошек, она терпеть не могла воду, и когда мне становилось скучно, я частенько затаскивал ее в душ и обливал водой – мне казалось забавным наблюдать за тем, как она носится по всему дому, пытаясь обсохнуть. Поверьте, теперь, когда я вспоминаю об этом, мне становится мучительно стыдно.

Теперь я знаю, как сильно наши убеждения влияют не только на нашу жизнь, но и на жизнь всех, кто нас окружает. Меня с детства учили, что люди намного важнее каких-то там животных, и что животные – это неразумные создания, жизнь которых лишена любого смысла, кроме того, которым наделяем ее мы. И они должны служить нам так, как нам заблагорассудится – в качестве пищи, как рабы, таскающие то, что нам не по силам, становясь живыми игрушками, развлекающими и утешающими нас… Или, как в моем случае, в качестве отдушины, куда я сливал свой стресс, вызванный учебой, и направлял свое желание контролировать хоть чью-то жизнь.

Все изменилось, когда я познакомился с Милой, кошкой, не оставившей от этих убеждений камня на камне, и открывшей мои глаза на собственное глубинное желание проявлять сочувствие и эмпатию в отношении не только людей, но и всех живых существ в целом. Когда она только-только появилась в моей квартире, я сперва воспринял ее в качестве свежего источника развлечений (хоть и обращался с ней далеко не так жестоко, как с Эшли). Я гонялся за ней по крохотной квартире, пытаясь поймать под кроватью с помощью подушек, пытаясь поймать ее за хвост, или просто схватить, поднять на руки и носить повсюду, несмотря на ее явное неудовольствие. Одним словом, я вел себя, как пятилетний вредный младший брат.

Чем же отвечала на это Мила? Тем, чем и должна была – страхом. Иногда она убегала в свою кошачью корзинку, стоящую рядом с нашей кроватью, и безропотно подчинялась мне, позволяя делать с собою все, что приходило мне в мой скучающий разум – гладить, тискать, дергать за хвост… Ее уязвимость и готовность подчиняться вызывали во мне уникальное чувство – чувство силы и власти, и, благодаря этому, позволяли временно забыть о том, что у меня выдался неприятный день, или о том, что мне иногда казалось, что я ничего не значу и не решаю.

Она даже не мяукала, а просто смотрела на меня своими большими и полными страха глазами. Я буквально слышал, как она говорит на своем кошачьем языке: «Прошу тебя, не надо. Я такая крохотная и хрупкая, а ты такой большой и сильный. Я не хочу драться с тобой или прятаться от тебя. Я хочу, чтобы ты меня любил».

Обоюдная любовь

Но тогда я не знал, что крохотная и беззащитная Мила постепенно меняет мои внутренние убеждения, лишая меня токсичного желания контролировать и подчинять, и заменяя его на искреннюю, глубинную любовь и уважение. Жизненный опыт, полученный мною благодаря ей, резко расходился с моими убеждениями в отношении того, кто такие животные, и как с ними нужно обращаться. Ей удалось донести до меня и свой страх перед моим обычным поведением, и свое желание перейти к отношениям, основанным на обоюдном уважении и любви. И она позволила мне выбрать между одним и другим.

Поверьте, это определенно было не поведение неразумного и ничего не стоящего зверя. Доверившись мне, Мила позволила мне ощутить нашу глубинную, естественную связь и помогла понять, что на самом деле мы все это время могли общаться, пусть и не словами.

Мила научила меня тому, как общаться с помощью поступков и намерений вместо слов. Я понял, что возможность общаться на этом глубинном уровне заложена в людей самой природой, но после того, как мы научились общаться словами, мы слегка обленились и позабыли о нем. И теперь мы ожидаем, что наши собеседники окажутся способны передать каждое свое желание, стремление и потребность, не используя ничего, кроме слов – слов, являющихся не более чем грубыми символами чего-то, происходящего в реальном мире.

Неудивительно, что многие из нас чувствуют, что существуют совершенно отдельно друг от друга и от мира, в котором мы живем. Это совсем неудивительно – ведь мы утратили многие формы более тонкого и глубинного общения друг с другом, и разучились общаться с помощью своего тела и поступков, чтобы доносить друг до друга то, что мы чувствуем на самом деле. Слова «Я люблю тебя» бессмысленны, если не подкреплены соответствующим поведением.

Настоящее общение не полагается лишь на слова

Но что, если бы мы постарались находить время на то, чтобы по-настоящему общаться не только друг с другом, но и с братьями нашими меньшими – животными? Что, если бы мы хотя бы попытались понять их боль, их радость и их любовь? Что, если бы мы перестали считать их глупыми и неразумными лишь потому, что они не умеют говорить на нашем языке, и неспособны к абстрактному мышлению?

Я могу рассказать вам лишь о том, что обрел я сам – глубинное, настоящее чувство единства со всеми живыми существами. Мы с Милой заменили контроль на доверие в фундаменте наших отношений. И теперь, стоит мне повстречать какое-то дикое животное, я стараюсь показать ему с помощью своих действий и намерений, что не желаю ему вреда.

Надеюсь, что мы сможем очень многому научиться у существ, населявших Землю задолго до того, как на ней появился наш вид, научимся общаться с ними на нашем общем языке, и изменим убеждения, принимая во внимания интересы всей окружающей нас великой паутины жизни.

Автор: Chris Agnos

источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Установить приложение МОЯ ПСИХОЛОГИЯ на Google Play
УСТАНОВИТЬ
Закрыть

Обнаружен Adblock

Пожалуйста, поддержите нас, отключив блокировщик рекламы